33. Пасхальное воскресенье в тюрьме.

   Начало читайте в: Как заслужить звание старшей (смотрящей) за хатой. 

  После «беседы» с «Василисой», я шла в камеру с тяжелым сердцем и предчувствием скорой беды. У меня не было доверия к этой надзирательнице, от нее шел поток негативной энергии, даже когда она улыбалась. Эта тюремщица ассоциировалась у меня с палачом-карателем из Хатыни или Освенцима.

   Меня завели в камеру, а Машу-хохлушку забрали на «беседу». На вопросы сокамерниц, я ответила уклончиво:

   «Для меня беседа была не совсем приятная, поэтому не хочу ни с кем это обсуждать.»

   Через короткое время привели и Машу. Она была очень расстроена, покопавшись в своей сумке, что-то запила водой и улеглась спать еще задолго до отбоя. А до отбоя оставалось, как минимум два часа.

   Неожиданно бронь открылась и в камеру зашла продольная с двумя «козлятниками», которые занесли три коробки. В двух коробках были синие пакеты с логотипом благотворительной организации. Внутри пакетов находились: маленькая икона, пачка чая, печенье, конфеты, зубная паста и щетка, душистое мыло. Такие подарки нам уже вручали на Рождество. (Тюремные разборки у женщин часть 2. Рождество в тюрьме.)

   В третьей коробке было девять пасхальных куличей.

   «А эта почему лежит и не реагирует? Она там живая?» — неожиданно «продольная» подошла к Маше-хохлушке, которая крепко спала.

   Маша, сонная, что-то пробурчала в ответ, но не проснулась.

   «Она заболела гриппом. Весь день у неё была температура, да и еще перемерзла на следственных действиях. Недавно выпила парацетамол и уснула.» — соврала я.

   «Девочки, почему вы молчите, что болеете? Разнесете грипп по всей тюрьме и нам придется объявлять карантин. Сейчас пришлю к вам фельдшера.» — сказала «продольная» Аллочка.

   Не успела бронь замкнуться, как прибежала фельдшер с таблетками. С таблетками в тюрьме очень тяжело, поэтому воспользовавшись такой ситуацией, мы набирали у фельдшера разные таблетки от мнимых болезней. Анальгин, дротаверин, цитрамон, парацетамол, амоксициллин, диазолин, бромгексин, эуфиллин, активированный уголь, пирацетам, циннаризин – вот такой скудный состав таблеток имеется в сумочке у тюремного фельдшера от всех болезней.

   Каждой из нас, медицинский работник отрезал от конвалют по одной таблетке. Все таблетки мы сложили в коробку из-под чая «Гринфилд», так сделав «аптечку» в камере.

   Как только «карман на брони» за фельдшером закрылся, за окном раздался крик: «Один девять ноль! Один девять ноль!»

   До отбоя оставалось больше часа.

   Я посмотрела на спящую Машу-хохлушку и сказала Наташе-воровке:

   «Сегодня я сама поставлю дорогу, а ты постой рядом, проконтролируй, чтобы я правильно все сделала. С сегодняшнего дня, Положенец разрешил нам рано ставить дорогу!»

   Женщины-сокамерницы смотрели на меня с заинтересованным уважением.

   «Поставить дорогу» у меня получилось только с третьего раза. Тот, кто «застреливался сопроводом», ни разу меня не обругал, как это было раньше с нашими «дорожницами», а наоборот, подбадривал и шутил:

   «Милая, не волнуйся! У нас всё получится! Ты главное, нежнее, ласковее с «сопроводом», как с любимым мужчиной – это делай!»

   Из разных мужских камер раздавались смешки и пошлые намеки. Создавалось такое впечатление, что все мужчины-арестанты повисли в своих окнах и наблюдали этот процесс. Когда все же у меня получилось это сделать, то послышались мужские радостные крики.

   Скажу честно, «ставить дорогу» — очень сложное занятие!

   Не успела я отдышаться после «постановки дороги», как «прилетела почта». Посмотрев измученно на Наташу-воровку, я попросила:

   «Наташенька, пожалуйста, побудь сегодня «дорожницей»! У меня такой трудный день был сегодня! Голова кругом идет!»

   Наташа засветилась от счастья и «встала на дорогу» принимать-отправлять почту.

   Первой почтой прилетели «бандяки», «малявы» и «стрём» — всё на моё имя.

   Развернув коробку с «полёткой», я подозвала к себе на шконку Наташу-армянку и разрешила ей позвонить своим пожилым родителям. Она расплакалась:

   «Мои родители еще не будут спать, и я смогу спокойно их поздравить с наступающей Пасхой.»

   Завесив простынею от «глазка брони» Наташу, я оставила её разговаривать с родителями на моей шконке. Предупредив заранее, что, если «бронь» откроется, она должна телефон сунуть под подушку и быстро встать с моей шконки. Я была готова взять ответственность за телефон, если «Василиса» меня обманула.

   Пока Наташа-армянка разговаривала по телефону, я пригласила остальных сокамерниц за стол и объявила, что с сегодняшнего дня до отбоя все могут разговаривать «по полётке» только со своими родными. Этому обрадовались две Наташи, Оля-разбойница и наркоманка Галя. Наркоманки Анна и Валя сказали, что им не с кем из родственников разговаривать, им помогают передачками только друзья.

   Немного подумав, я предложила Анне и Вале сделать по одному звонку своим друзьям, после того, как мы все поговорим с родными. Каждой из них, на разговор я дала по пять минут, и они были очень рады этому.

   Наташа-наркоманка попыталась разбудить Машу-хохлушку, но у неё ничего не вышло. Маша спала очень крепко, транквилизаторным сном.

   Я предложила пасхальные куличи выставить на подоконник моего окна, чтобы они «осветились» Пасхальным рассветом, а потом их съесть за завтраком, «разговеться». Все одобрили мое предложение.

   Поговорив «по полётке» со своим сыночком и поблагодарив его за «передачки», я принялась распаковывать «бандяки». Самый большой «бандяк» был от Адама: целая каталка финского «Сервелата» и девять копченных крылышек, этим я собиралась со своими сокамерницами «разговеться за завтраком».

   От Маши-«Дизеля» и цыганки Розы прилетели по пачке сигарет «Винстон» и поздравительной «маляве». От «Пушкина» получила кофе, шоколадные конфеты и яблоко. От Арама с «котла» — очередной швейцарский шоколад и кофе. От тети Маши-бывшего адвоката – халва и пряники.

   Завернув в упаковки «бандяки» от своего имени, я отправила: Розе и «Дизелю» — по кофе с пачками сигарет «Кисс», Пушкину и Араму – сигареты «Мальборо», тете Маше – чай и мармелад, а Адаму – пачку сигарет «Парламент» и шоколадный зефир. На остальные «малявы», отправила ответные поздравления и благодарности за рисунки.

   Ранее, я уже говорила, что кофе считается дефицитом на централе, сладости необходимы для мозговой деятельности и снижения нервозности у арестантов, а сигареты по тюрьме «ходят как деньги». За сигареты можно «купить» любые продукты, предметы или получить некоторые услуги.

   Выложив из «бандюков» сладости и сигареты на стол, я пригласила женщин-сокамерниц выпить кофе.

   Вода только успела закипеть, как Наташа-воровка получила «бандяк с котла», подписанные: «на хату». Здесь были: три пачки сигарет, коробка спичек, упаковка рассыпного чая, карамель, шоколадные конфеты, печенье, пряники, халва и яблоки.

   Сладости и фрукты мы также выложили на стол, а из рассыпного чая Наташа-воровка пообещала на днях сварить «чифирок», который я никогда еще не пробовала.

      «А что это за праздник такой — Пасха?» — удивила своим вопросом наркоманка Валя.

   «Я тоже ничего не знаю об этом празднике.» — призналась наркоманка Галя.

   «Странно, что вы хоть какие-то праздники знаете! Для вас, бестолковых двадцатилетних, только один праздник – «ширнуться»!» — осуждающе сказала Наташа-армянка и стала им рассказывать притчи из библии, только на манер «детских сказок».

   Эту ночь спала только Маша-хохлушка, а мы смотрели по телевизору богослужение патриарха. Когда он произнес: «Христос Воскресе!», за окнами послышались арестантские голоса: «Христос Воскресе! Во Истину Воскресе!»

   Поддавшись неведомому порыву, мы все подбежали к окнам и тоже кричали в тюремный рассвет: «Во Истину Воскресе!»

   Послышался колокольный звон из храма, который был рядом с тюрьмой, и у всех из глаз брызнули слёзы.

   У кого-то, это были слёзы надежды, а у кого-то слёзы раскаяния.

   Глядя на багряный рассвет, я молилась Богу, чтобы он уберёг моего сыночка, дедушку и меня, и просила простить грехи Адама, Арама, «Пушкина», Маши-хохлушки, Наташи-воровки, Наташи-армянки, Наташи-наркоманки, Оли-разбойницы, Гали и Вали-наркоманок.

 

   Продолжение читайте в: Загадочные обстоятельства в суде

  

 

Поделиться ссылкой:

0

Автор публикации

не в сети 4 часа

Arestantka

0
Комментарии: 0Публикации: 99Регистрация: 21-09-2018

2 Комментариев для “33. Пасхальное воскресенье в тюрьме.

  1. […] Начало читайте в: Пасхальное воскресенье в тюрьме.. […]

    0
    0
  2. […]    Продолжение читайте в:Пасхальное воскресенье в тюрьме. […]

    0
    0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

При написании комментария можно использовать функции HTML:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>