34. Загадочные обстоятельства в суде

Начало читайте в: Пасхальное воскресенье в тюрьме..

   Сегодня нас в суд привезли в количестве пяти человек. Я и четверо арестантов- мужчин, среди них был уже знакомый арестант – Арам с «котла».

   Нас привезли очень рано, у каждого из нас заседания должны были начаться только через два часа. Конвойные раздали нам коробки с «бич-пакетом».

   Вчера сокамерница Анна-наркоманка попросила меня привезти ей мой бич-пакет из суда, потому что ей давно не делали «передачки», а «баландой» она не наедалась. Как-то в камере зашел разговор о вкусном киселе из бич-пакета, а я тогда удивилась и сказала, что сколько езжу в суд, то ни разу не открыла и не притронулась к этим коробкам.

   В этот день я взяла у конвойного свой паёк «бич-пакета». Небольшая коробка вмещала в себя: несколько одноразовых ложек и стаканов, размером на 0.3 литра под горячее; два пакетика одноразового чая, два граммовых пакетика сахара; два пакета киселя быстрого приготовления в кружку; а также три пакета с кашами и пакет готового супа, которые также были быстрого приготовления.

   Мужчины-арестанты уже пили горячий кисель, аромат которого приятно распространился по комнате с клетками. Допив свой кофе, который брала с собою, я попросила конвойного принести еще кипяток мне, для киселя. Кисель был двух видов: клюквенный и клубничный, мужчины посоветовали сначала попробовать клюквенный.

   Сделав глоток горячего клюквенного киселя, я зажмурилась от удовольствия. Последний раз, такой вкусный кисель, я пила в детском саду еще ребенком.  Мне захотелось узнать, кто выпускает такую вкуснятину, покопавшись в коробке, я нашла упаковочный листок производителя – это был ФСИН России.

   Один из мужчин-арестантов объяснил, что это всё делают и производят сами арестанты в лагерях. Арестанта звали Сергей, как оказалось, он был «любимым» Наташи-воровки. Симпатичный и молодой убийца, ожидавший строгого приговора.

   Разговорившись с Сергеем-убийцей о его «делюге», я услышала, что он не жалеет о совершенном преступлении. Это была вторая его «ходка», первый раз он был осужден за кражу в своём селе. Фермер несколько месяцев не выплачивал зарплату, и Сергей, после очередного выяснения отношения с работодателем, увёз трактор в свой гараж, заявив, что вернёт технику только после выплаты ему всей зарплаты. За крупную кражу, его осудили на пять лет. Из лагеря его отпустили по УДО за хорошее поведение, но в родном селе его уже никто не ждал: сожительница вышла замуж за другого, а мать умерла в муках от истощения. Несколько месяцев Сергей не мог найти себе постоянную работу, перебивался «шабашками», которые уходили на восстановление разрушенной избушки. Однажды, он встретил того самого фермера, тот злорадно и вызывающе посмотрел на судимого сверху вниз. В этот день Сергей напился самогонки и решил «набить морду врагу». Только пьяный человек не может рассчитать свою силу удара, так Сергей забил фермера насмерть. Ему грозило до двадцати лет лишения свободы в лагере строго режима.

   Посочувствовав Сергею-убийце, я попросила конвойного еще согреть кипятка, потому что в этот день комната для заключенных не отапливалась, несмотря на то, что на улице стоял мороз. В этот раз я заварила клубничный кисель, но он был не так вкусен, как клюквенный.

   До судебных заседаний оставалось около часа времени. Следующим о своей «делюге» поведал Арам с котла. У него полицейские обнаружили фальшивый документ, но согласились «замять дело» за определенную сумму. Когда Арам передавал деньги полицейскому, то был арестован за взятку должностному лицу. Те, кто его задержал, очень удивились малой суммой денег в конверте, когда пересчитывали их с понятыми. «Хитрый армян» не успел предложить «полицейскому-взяточнику» подъехать к банкомату, чтобы оставшуюся сумму снять с карточки Арама. За мизерную взятку Араму грозило до одного года лишения свободы, в тюрьме он провёл уже десять месяцев.

   Из рассказа армянина меня насторожила та часть, когда он сокрушался об уволенном следователе, который вёл вначале его дело о взятке, и обещавший ему прекратить уголовное преследование. Услышав фамилию следователя, меня передёрнуло, словно ударило током. Я не сказала Араму, что того следователя перевели в другое место, после моего заявления в СК о применении ко мне с его стороны моральных и физических страданий во время моего первого допроса.

   «Но мне всё равно повезло! Следующий следователь, за вознаграждение конечно, передал моё дело хорошему судье и договорился уже с ним, что мне дадут срок за отсиженное в тюрьме. Мои родственники сегодня прилетели из Армении, чтобы встретить меня из суда и «отблагодарить» за это судью!» — радостно закончил свой рассказ Арам.

   Я смотрела на армянина с интересом и удивлением, у нас с ним был один судья.

   «А как фамилия этого следователя-благодетеля, может я о нём чёт слышал?» — заинтересовался Сергей-убийца.

   «У него, что фамилия, что имя, что отчество – все одно имя, типа: Иванов Иван Иванович. Его фамилия: В-к.» — смеясь, произнёс армянин.

   Меня словно окатили ледяной водой. Это был тот мерзавец-следователь, который угрожал мне в тюрьме. (Беспредел на следственных действиях.)

   «Ох, Арам, я слышал об этом шакале! Смотри, чтобы твои родственники сегодня не присоединились к тебе в тюрьме за взятку судье! Кстати, твой судья не берёт взятки – об этом знает весь централ, многие пострадали, когда пытались его «отблагодарить»! Хотя, может мало давали…» — произнес Сергей-убийца.

   Арам побледнел, и стал нервозно метаться по клетке, видно было, что он поверил словам арестанта. Сергей-убийца отвёл армянина в дальний угол и что-то сказал ему на ухо. После этого, Арам взбодрился и подозвал к себе конвойного с просьбой вывести его в туалет.

   Минут через двадцать, он вернулся уже успокоенный, а я услышала обрывок фразы: «Успел предупредить!». На что, Сергей-убийца кивнул с пониманием.

   Меня одну из первых отвели в судебное заседание. Внутри зала заседания было тепло, а меня трясло с холода. Я долго не могла согреться после двухчасового ожидания в холодильнике-клетке для арестантов. В зале сидел только мой сыночек, из потерпевших никого не было, а эксперт не явился в суд из-за болезни. Сегодня помимо конвойных суда, меня сопровождали мои друзья Оля и Паша, они же были и в первом судебном заседании.

   Судья зашел в зал с таким видом, как будто ему только что вручили звание «Великого Судьи». Я, как и остальные, с интересом его разглядывали. Но только я, рассматривая его, задавалась вопросами: «Почему в прошлый раз судья смотрел на меня с ненавистью? Берёт ли этот судья взятки? Корыстная ли его жена? Много ли у него детей?»

   Рассматривая его, я не слушала, о чем говорила прокурорша.

   Судья повернулся ко мне и внимательно посмотрел в мои глаза. Во взгляде не было ни злости, ни ненависти, ни презрения, его глаза выражали удивленную заинтересованность. В какой-то момент, мне показалось, что я утонула в его в тепло-карих глазах. Изнутри меня обдало жаром, и я зажмурилась.

   В висках стучало и пульсировало, мне было тяжело дышать, словно я пробежала на скорость стометровку. Сквозь гул в ушах, я услышала откуда-то из далека голос судьи:

   «Подсудимая, у Вас есть какие-либо заявления или ходатайства?»

   Сглотнув, кивнула головою и, пытаясь взять себя в руки, охрипшим голосом произнесла:

   «У меня отказ от защитника в порядке ч.1 ст.52 УПК РФ.»

   Боясь посмотреть на судью, услышала его весёлый голос:

   «А этот адвокат чем Вам не угодил?»

   Я посмотрела на недовольную прокуроршу и сказала:

   «Между мною и адвокатом возникла взаимная неприязнь, после чего, я не доверяю ей представлять мои интересы в суде!»

   Решившись, я посмотрела на судью. Он смотрел на меня одобряющим и понимающим взглядом.

   Моё ходатайство об отводе адвокату было удовлетворено, как и были удовлетворены все ходатайства, которые я заявила в этот день. Заседание было отложено.

   Через несколько минут, когда меня привели в помещение для арестантов, секретарь судьи принесла протокол прошедших судебных заседаний. Я была приятно удивлена, ранее судья заявлял, что протокол судебных заседаний — неделимый. (фото протокола об отказе в: Начало отработок.)

   Конвойный вывел меня в туалетную комнату. Офицеры Оля и Паша, показали глазами на потолок и помахали отрицательно головами, а я кивнула им, что поняла о не отключенной прослушке. Мы поговорили несколько минут о новостях из нашего региона, после чего Паша вышел, а Оля вручила мне записку, где было написано: «Будь настороже, внимательнее и осторожнее с этого дня в тюрьме! Друг из тюрьмы предупредил нас, что против тебя готовится заговор, что именно будет, он не знает. Но сообщил, что среди тюремщиков делают какие-то ставки на деньги против тебя.»

   Я с испуганным изумлением смотрела на Олю, а она грустно кивала головою.

   «Женщины, вы там долго ещё?» — кто-то постучал в дверь.

   «Еще минут пять, пожалуйста!» — отозвалась я.

   Офицерша неожиданно улыбнулась и загадочным тоном произнесла:

   «Сегодня твой судья был в хорошем расположении духа. Ты заметила?»

   Оля лукаво подмигнула мне, а я смутилась и почувствовала, что краснею.

   «Ты тоже заметила? Надеюсь, что у него всегда такое будет настроение, и он уже поскорее меня выпустит на волю!» — произнесла я.

   «Пауки не убивают красивых бабочек, которые запутались в их паутине. Но и не освобождают их из своих сетей!» — грустно сказала Оля.

   После её фразы у меня в голове, словно щёлкнул выключатель, мне захотелось написать тюремную сказку «О пауке и бабочке». (текст сказки выставлю отдельной статьёй, но позднее.)

   Когда я вернулась в клетку, то взяла листок и набросала сюжет будущей сказки.

   А из зала суда привели арестанта Арама, он был поникший и грустный. Ему не разрешили переговорить с родными, но больше всех, его огорчила адвокатша. Она известила его, что Араму дадут не меньше двух лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

   С необъяснимыми эмоциями я возвращалась в тюрьму.

   Когда меня завели в «отстойник» тюрьмы, я как будто пребывала в эйфории. В «отстойнике» уже находилась одна арестантка. На вид ей было около пятидесяти лет, плотного телосложения, на пол головы выше меня. Она попросила у меня сигарету, и закурив, представилась: «Я – стопяшница!» Когда она назвала номер своей камеры, я вспомнила, что Наташа-воровка уже рассказывала об этой камере – там сидели «отмороженные убийцы-рецидивистки», которых после суда отвозили «в строгие» лагеря.

   Я напряглась, вспомнив записку от землячки-офицерши. Арестантка-убийца пыталась непринуждённо рассказать о «подставе её по делюге», но я заметила по её взгляду, что она заговаривает мне зубы, думая о другом.

   В тот момент, когда я заметила у неё в руке блеснувшую «мойку», «бронь отстойника» распахнулась и во внутрь зашёл мужчина-надзиратель. Он внимательно всматривался в моё испуганное лицо, а потом произнёс, обратившись к арестантке-убийце:

   «А ты почему находишься в этом отстойнике? Кто тебя сюда привёл?»

   «Не знаю, гражданин начальник! Я не знакомлюсь и не запоминаю вашего брата! Мне сказали, чтобы я одевалась и собиралась ехать в суд. Вот я здесь и сижу уже несколько часов. Наверное, ваши коллеги решили меня «отработать», чтобы мне жизнь «малиной» не казалась!»

   «Что ты мне тут «втираешь»!? Какие суды? Тебя завтра на «строгач» этапом вывозят! Или ты должна была чей-то «заказ» здесь выполнить? Имей ввиду, я сейчас всё выясню – просто так ты не соскочишь!» — угрожающе произнёс надзиратель.

   И опять внимательно посмотрев на меня, сказал:

   «Выходите из отстойника. Я Вас лично отведу в камеру!»

   Когда мы поднимались на верхние этажи, надзиратель негромко произнёс:

   «Землячка, будь осторожна! Тебе Оля или Паша передали моё сообщение? Только смотри не подавай виду, что мы знакомы! Иначе, мы не сможем тебя уберечь здесь.»

   Я кивнула с облегчением, теперь я знала, что у меня в тюрьме есть настоящий защитник.

   «У неё в руке было лезвие. Я заметила его, как раз в том момент, когда Вы открыли бронь!» — шепотом произнесла я.

   «Она была там по твою душу, других арестанток сегодня в суды не вывозили. Интересно, кто-же заказчик…» —  задумчиво произнёс надзиратель Вячеслав.

   О том, что я подумала о надзирательнице «Василисе», вслух своими мыслями не поделилась. А вдруг, я ошибаюсь и это был «заказ» с воли.

 

   Продолжение: Встреча в суде. Тюремные ставки и реалити-шоу 

 

  

  

    

Поделиться ссылкой:

2 Комментариев для “34. Загадочные обстоятельства в суде

  1. […]    Начало читайте в: Загадочные обстоятельства в суде. […]

    0
  2. […] 0 Метки:"дороги" "полетка" бандяк благотворительство в тюрьме малява Пасха в тюрьме тюремная почта тюремный фельдшер тюрьма 01.11.2018 "Братская" хата. В тюрьме Введите пароль для просмотра комментариев. Arestantka ← 32. Как заслужить звание старшей (смотрящей) за хатой. 34. Загадочные обстоятельства в суде → […]

    0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

При написании комментария можно использовать функции HTML:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>