Тюремные хроники “Арсеналка”.

Отрывок из «Тюремное счастье».

 

Автор Наталия Верхова.

Сайт автора: freeverhova.Ru

 

Арестовали

Сбылись страхи друзей и исполнились мечтания недругов. Арестовали. Обвинение потрясающе безграмотное, выглядит чушью даже для непрофессионала. Короче, взяли чужое обвинение и вставили мою фамилию. Получилось очень смешно при всей серьезности ситуации. Но сейчас не об этом. В каждом положении есть плюсы и минусы. Из минусов, пожалуй, только… навязанная компания. Плюсы тоже есть.

 

  1. Кормят. Абсолютно бесплатно.

 

  1. Нет неожиданностей. Никто не ворвётся в дверь. Безопасность на уровне. Охраняют от всего.

 

  1. Не надо заботиться ни о будильнике, ни о вовремя поданной еде.

 

  1. Никто (за исключением тех, о ком сказано в минусе) не отвлекает от работы. Книжка, ручка, тетрадка – твори, учись сам и просвещай других.

 

  1. Физподготовка. Всё, на что не хватало времени в текучке,  теперь доступно.

 

  1. Дольше сидишь – больше результатов.

 

Плюсов еще много, но об этом в следующий раз. Пишите письма. Пока всё. Берегите себя.

 

Начало

Пока допросы, пока поездка в больничку – обследование, справки. В ИВС приехали в два часа ночи. И еще два часа стояли в очереди на лестнице, чтобы сдаться. Ха-ха. В первую ночь одеяла мне не досталось, куртку отобрали. Завернулась в простыню и почувствовала себя памятником. Холодным мраморным памятником, медленно переходящим в ледяную скульптуру.

 

Здание тюрьмы – уникальное. Построено в начале XIX века как тюрьма. Метровой толщины стены, толстые железные двери с глазками и засовами. Изысканная планировка и дизайнерский потолок не без чувства юмора. Минимализм, достойный восхищения. Раздражают ли решётки на окнах? Вовсе нет. Прикольно – не более. У нас во множестве офисов решётки на окнах, не слышала о депрессиях по этому поводу.

Радости и огорчения

Огорчилась серьёзно один раз – когда на третий день закончился стержень в ручке. Практически трагедия. Но – очередная благодарность бойцам охраны – выручили.

Не могу не отметить бойцов охраны. Внимательны и, не побоюсь этого слова, заботливы. И это не синдром заложника. Уважаю их. Когда часа в три ночи, окончательно замёрзнув, стукнула в дверь, меня вежливо спросили: «Что случилось?» А на мою просьбу – налить кипяточку – лишь уточнили, в курсе ли я, что отбой. Кипятку налили, попила согревающего и счастливо уснула до завтрака. Много ли человеку надо для счастья?

Воскресные будни

Делать нечего особо. Книжек нет. Зато добрые люди дали листов А4. Ничего. Чукча не читатель, чукча писатель. От обеда до ужина всего три часа. Очень удобно для тренировки. Вообще можно представить себя в монашеской келье с обетом невыхода. Или в хижине в горах, заметённой снегом. И. полный пансион! Сколько бомжей мечтают о такой участи!

В выходные очень тихо. Осталась на этаже одна, поэтому перевели в другую камеру – этажом ниже. Так и хочется сказать: «Все разъехались на выходные».

Третью ночь встретила вооруженная двумя одеялами. Но и погода не сдавалась. Вступила в договор с чуть тёплыми батареями и обеспечила в камере температуру на грани пара изо рта. Градусов 13—14, не более. В неподвижном состоянии организм напрочь отказывался функционировать. Теперь я физиологически знаю – что такое «кровь стынет в жилах».

Завернулась в оба одеяла и трудолюбиво ходила по камере, мрачно размышляя о генерале Карбышеве. Потом мысли перешли на древних славян и состязание тысячи полотенец. Для этого поединка требовались не сила, не мастерство владения оружием, только уверенность в своей правоте. Поединщики, по пояс обнажённые, вставали на берегу моря под ледяным ветром. Полотенца мочили в море и оборачивали вокруг голого торса. Кто своим телом высушивал больше полотенец, тот и признавался правым.

И сразу настигли вопросы: «Стоит ли правда кооператива „Семейный капитал“ борьбы за неё? Стоит ли жалеть о попытке изменить страну к лучшему, если попытка не удалась?» Вспомнился Сергей Лукьяненко: «Если моя честь зависит от силы врага, вправе ли я называть её своей честью?»

Холод ушёл. Ровное тепло растекалось по телу. Всё не зря, ничего не зря. Всё будет хорошо и правильно. Я выиграю и этот поединок.

Социальный контракт

Люди ходят на работу без права отлучиться с рабочего места, зарабатывают себе на еду. Большинство живёт от зарплаты до зарплаты. Работа – дом, работа – дом. Жизнь за решёткой не сильно отличается. Нормальная удобная постель. Еда бесплатная, без сбоев. Да, никуда не уйти, но ведь и работать не заставляют.

Что-то не так с этой системой наказаний. Дома престарелых, больницы, армия – множество мест, иногда гораздо более неприятных для пребывания. Да, имеет место пытка холодом, но так сложилось. Издеваются в данном случае не люди, а сама система. Почему не используют заключенных на благо обществу? Я именно про тех, кто в СИЗО. Ведь это не одна сотня тысяч относительно здоровых людей. А такие, как я, сами приходящие на арест, и бежать никуда не собираются, поскольку нормальные законопослушные граждане. На свободе я бы хоть налоги платила. А здесь – какой с меня толк? Очередная нагрузка на общество.

На пятый день в одиночной камере поняла, что мне вполне комфортно без людей. И вполне достаточно заглядывающих людей в погонах. И необходимость телесного контакта полностью закрывается утренними досмотрами и обысками.

Часы

На шестой день в камере-одиночке всерьёз озадачилась изобретением часов. На первый взгляд – задача нерешаемая. Но меня в детстве учили, что нерешаемых задач нет. Про солнце забудьте – я в Питере.

Итак, что есть под рукой: авторучка, карандаш, вода, одноразовые стаканчики, одноразовые ложки, мои чудесные самопальные шнурки. Ну в общем всё. Ещё гладкие ровные стены и лампочка под потолком.

Задачка решилась на удивление быстро. Жаль, часов не было – измерить скорость моей гениальности. Быстро собрала необходимую конструкцию и с нетерпением стала ждать завтрака, чтобы начать разметку временной шкалы.

Итак, берём четыре стаканчика, четыре ложки и авторучку. Начинаем делать часы. Помните, был такой мультик «80 дней вокруг света». Там мистер Фогг говорил Паспарту, что надо взять. Вот. Напомнило.

Ложку в стаканчик, и так четыре раза. Дно верхнего стаканчика оказывается на уровне края нижнего. В дне каждого стаканчика, кроме нижнего, авторучкой протыкаем дырочку. Завтрак в восемь – делаем нижнюю отметку, наливаем воду в верхний стакан. В обед смотрим уровень воды – ставим вторую отметку.

Вуаля!

Имея эти часы, можно собрать и «минутную стрелку». Собираем вторую такую конструкцию, но дырочки делаем больше. Вода протекает быстрее – вот и минуты.

Погрешность, конечно, есть. Ведь даже охрана тут без часов. Приходится ориентироваться только на время завтрак-обед- ужин: 8—13—18. Но с каждым днём часы будут всё точнее. Улыбаемся и машем.

Социальная адаптация

Несмотря на решение суда с указанием места содержания под стражей, содержат меня таки в другом месте. Спросила у сотрудников ИВС – как известить близких о моем местонахождении. Ответ замечателен: «Мы этим не занимаемся». Как будто у меня тут большой выбор – кого озадачить.

Но мои близкие и сами не промах. Вечером принесли передачу. Впервые за шесть дней причесалась. Термобельё и носки – суперценно. Усилием воли разделась – отмылась над раковиной. Надела чистое и тёплое. Сидела счастливая на кровати, чувствуя, как уходит тревоживший последние пару дней ледяной ком из груди. Изматывающий кашель тоже притих, оценивая изменившуюся ситуацию. А ещё через полчаса стёкла окна запотели. Всё. Согрелась! Буду жить дальше. Уже ночью прикинула, что неадекватное следствие даже столь длительное нахождение моё в одиночке использует как аргумент для заключения: социально не адаптирована. Смеялась так, что чуть с кровати не свалилась.

Зеркало

Зачем людям зеркало? Ответ не так прост, как кажется. Кружок «умелые ручки» получил сегодня задание от шила в заднице на изготовление зеркала. В исходниках, как обычно, ничего. Но когда это нас останавливало?

Восьмой день. Камера-одиночка. Полы помыты. Утренняя тренировка отработана. Несколько совсем примитивных задумок на сегодня ждут своего часа. Не скучно.

Итак, зачем человеку себя видеть?

Рациональное. Познавательно-прикладные цели. Чтобы потом опознать себя на фотографии, нарисовать что-то на лице/макияж, медицинские потребности.

Одиночество. В зеркале мы видим известного и достаточно безопасного человека. Что успокаивает и вселяет уверенность. Понятно, что это вариант для разной степени ипохондриков.

Зеркало нужно нам для налаживания связи с внешним миром. Оно помогает увидеть себя глазами других людей. А зачем нам мнение других людей? Вопрос для отдельного разговора.

«Образование»

Я в СИЗО. Тюремное образование продвигается с каждым днём. Я знаю теперь кучу разновидностей наркотиков, как их употреблять, как готовить. Из каких лекарств что можно сделать. Знаю, как искать и делать закладки. Про кучу специальных слов даже распространяться не буду.

Это всё, конечно, интересно и развивает, но. неправильно это. Тюремные университеты должны быть другие.

Вообще тюрьма очень похожа на армию. Режим, дисциплина, куча милых маразмов типа – нижний ряд кроватей заправляется одеялом кверху, верхний ряд – простыней кверху. Есть смены караула, которые на поверке требуют цитировать ПВР (правила внутреннего распорядка). Ну как Устав в армии. Сержантские наезды в полный рост по поводу и без повода. Бывает очень смешно. Потому что столько анекдотов вспоминается сразу, а весёлое настроение арестанта не каждый конвой может вынести. Деревянные табуретки, прибитые к полу.

Болезнь и общество

Знаю, что болезни связаны с мировоззрением. Всегда было интересно – какие дефекты характера заставляют болеть СПИДом. У нас в камере есть ВИЧ-инфицированная, так что удалось получить гипотезу ответа на этот вопрос.

Что скажу: иммунитет – это налаженное взаимодействие нападающих и защитных вирусов. Вирусы – условное слово. Так вот когда человек не устанавливает связи с обществом, когда он отрицает само существование общества людей, то иммунная система разрушается. Примерно так.

Шахматы

Сегодня дошли руки до любимого занятия узников всех времён и народов: поделки из мякиша. Решили сделать шахматы. Предыдущие поколения уже расчертили на столе доску, дело за фигурками. Взяли мякиш, размочили в миске, добавили соли для крепкости. И… закипела работа. На редкость уродливые изделия получились Ничего, время есть – научимся.

Лыжня

Задержанный по обвинению по ст.159 ч.4 просто обречён на различные методы давления. И “пресс-хата” – не самое страшное, хотя и она – в обязательной программе.

Есть такой термин: “поставить на лыжи”. Это когда заключённый переводится из камеры в камеру каждые 2-3 дня. Забава не так безобидна. В новой камере приходящий последним – человек без прав. Нельзя присаживаться на кровать, нельзя разговаривать ни с кем, кроме старшей по камере, во всех жизнеобеспечивающих процедурах – последний и много других милых мелочей. И в случае “лыжни” это всё повторяется не один раз.

Но есть противоядие.

Система направлена на ломку человека, а если человек крепок – ломается система. Зачем тюрьме человек, обладающий уважением во всех камерах? Вообще не нужен. Пусть сидит в одной, ограничив своё влияние кругом сокамерников. Остановилась в третьей по счёту камере, обретя добрых знакомых во всех трёх.

А вообще, судя по рассказам бывалых, раньше было гораздо хуже. Потому что беспредел в камерах дополнялся беспределом сотрудников. Сейчас от неадекватных сотрудников избавились. Все очень корректны и большинство даже доброжелательны. Много того, что они в принципе решить не могут – перенаселённость, отсутствие врачей и тому подобное. Так что… живы будем – не помрём.

День рождения

Очень экзотический День рождения в этом году. Благодарна судьбе за столь интересную и разнообразную жизнь. Соседи по заключению периодически ищут причины моего хорошего настроения и интереса к жизни. Сформированы три основные версии:

  1. Я – рецидивистка, которая скрывает это, и тюрьма мне – дом родной.
  2. Я исполняю роль «тайного покупателя»: выявляю недостатки и кому-то отчитываюсь.
  3. Я заплатила денег, чтобы попасть в тюрьму и пройти этот квест.

Такие вот забавные штуки. Вспомнился фильм «Поездка в Америку» с Эдди Мёрфи. С каким кайфом он мыл пол.

Свобода – она не снаружи, она внутри, и человек сам определяет свои границы. Свобода познания и свобода развития доступны всегда.

Начала учить узбекский

Начала учить узбекский. Во-первых, мозгам полезно. Во-вторых – пригодится обязательно. А в-третьих – просто интересно.

Сначала составила небольшой разговорник. Но быстро поняла ошибочность направления. Ментальность узбеков другая, поэтому русские выражения переводить на узбекский – неверно. Они поймут, но сами так не говорят. Например, «хочу есть» – можно перевести. Но если сформулировать по-узбекски, то это: «Хочу еда кушать».

В общем, не скучно.

Новый год

Новый год настраивает на романтический лад. Галогеновые фонари за окном прикидываются луной, решётки на окнах кажутся мощными морозными кружевами. Все читают. В камере тихо. Рядом мирно посапывает кот, прижавшись ко мне тёплым боком.

Думаю о прошедшем годе. Чистое железо не бывает без ржавчины. Законы, люди, обстоятельства… – это всё лишь кусочки мозаики. Победит та правда, за которую будут отчаяннее бороться. так было всегда. И если добро должно быть с кулаками, то справедливость с чем? Мир не станет лучше или хуже, он просто станет другим.

Вспоминаю Лукьяненко:

«Трудный путь к цели выбираешь лишь тогда, когда лёгкий кажется оскорблением мечты.»

Как бы судьба не повернулась – я знаю, это будет лучший вариант для меня. Всё будет хорошо, семь раз отмерим, один отрежем. Не в свои сани не сядем, хотя… как пойдёт. Да и труд приложим к пруду ради рыбки.

Заявка в библиотеку

В тюрьме есть библиотека. Предложили поучаствовать в написании заявки на книги. Написала: Фейнман, Стругацкие, Булычёв, Ленин, Сталин, Николай Носов, Кржижановский, Даррелл, Гарри Гаррисон, Некрасов, Маринина, Злотников, Пелевин, История XIX – XX вв., машиностроение, сельское хозяйство, Юлиан Семёнов, Леонид Пантелеев, книжки про пионеров, Агата Кристи, Сергей Лукьяненко, юридическая литература, Жюль Верн, Майн Рид, Александр Иванов, Виктор Суворов, Оруэлл, Платон, Томас Мор, Маяковский, Дюма, Ремарк, Чехов, Гарри Поттер, Архипелаг Гулаг, шахматы, математика, физика, военное дело, биографии, менеджмент, эзотерика, Берия, Булгаков, Браун, Гримм, Спартак, Анхель де Куатье, Мураками, О’Генри, Пикуль, Марк Твен, английский, Мифы и легенды Петербурга.

После молчания сокамерницы только поинтересовались – кто я по профессии.

Люди!

В тюрьме есть по-настоящему страшные вещи. Это настолько ужасно, что даже в фильмах этого не увидишь. Расскажу о самом большом потрясении на сегодняшний день.

Делать тут особо нечего. И еда три раза в день. И… люди превращаются в животных. Спать и есть. Всё. Ещё телевизор: камеди клаб, орёл и решка, сериалы.

Смотрела за новичками. Примерно за неделю-две тухнут глаза. Ещё через пару недель тело становится неподвижным, лицо опухает и обвисает. Человек перестаёт чем-либо интересоваться, встаёт только поесть и в туалет. Уровень разговоров тоже понятно какой.

Вылечить это состояние очень сложно. Дисциплина и физкультура. Поэтому жёсткие режимные хаты, по сути, полезны.

Уголовка

Почитала внимательно Уголовный кодекс РФ.  Я, конечно, не ангел ни разу. Но только статью 159 ко мне никак не «пришить». Ну нет у меня допуска в характере на обман и злоупотребление доверием. От слова совсем. Слышала информацию, что по ст. 228 и 159 выпущены методички для правоохранителей. Вот и стали эти статьи самыми распространёнными.

Грустно, конечно, но всё равно смешно – ведь в доказательной базе: «Мы знаем, что ты думал, когда начинал действовать.»

Понты

Сидельцы в камерах бывают разной степени распальцовки. Мне иногда их беседа напоминает анекдот.

Сидят два дебила в дурдоме. Один: «Я – посланник Бога». Второй: «Я никого не посылал».

Курение

Прочитала в МК, что правила противопожарного режима дополнились в 2018 новыми требованиями. Теперь запрещается курение (вне спец. мест) лицам, задействованным на уборке зерновых культур и заготовке кормов.

 

Эмоции пропускаю.

Нет, я, конечно, за любые ограничения по курению, но… тот, кто сочинял, вообще заготовку кормов видел? Ну или колхозника хотя бы вживую? Дай Бог, чтобы они не пили. А ещё и не курить на работе? В чистом поле. По 16 часов в день. Идея хорошая, но пока выглядит насмешкой или диверсией. И вообще. Предлагаю запретить курить в тюрьмах! Тут есть люди в форме, которые проследят.

Блокада

 
В далеком, тревожном военном году,
Под гром батарей у страны на виду.
Стояли со взрослыми рядом
Мальчишки у стен Ленинграда.
 

Мой отец – блокадник. 1929 г.р. Перенёс инфаркт. Он не в курсе ни моих дел, ни нынешнего положения. Учитывая состояние здоровья, от потрясений надо беречь. Мои частые командировки и редкие звонки и раньше случались. Но не настолько. Два месяца следователь Карчава Д.Д. отказывает мне в телефонном звонке отцу.

Я готова говорить по громкой связи, в присутствии сотрудников по заранее согласованному конспекту – на любых условиях, нужно просто позвонить отцу, который беспокоится, что я давно не звоню. И содержание разговора абсолютно неважно. Разговоры всегда о здоровье, самочувствии. Да ещё сказать, что у меня всё в порядке.

 
На парте осталась раскрытой тетрадь
Не выпало им дописать, дочитать,
Когда навалились на город
Фугасные бомбы и голод.
 

Я не поздравила отца с Новым годом. Не получается поздравить и с Днём снятия блокады – священным днём для каждого блокадника. Я не пропускала этого поздравления сызмальства.

Я не знаю, есть ли в следственной бригаде ленинградцы, я не знаю степень порядочности руководства ГСУ. И даже не буду говорить, что настоящие мужчины не ввязывают детей и стариков в свои разборки.

Я просто надеюсь, что кто-то увидит абсурд происходящего и спросит следователя: не стыдно ли ему перед предками за такой позор?

 
И мы никогда не забудем с тобой,
Как наши ровесники приняли бой.
Им было всего лишь двенадцать
Но были они ленинградцы!
 

Берегите близких. И… позвоните родителям.

Новости Древней Греции

Перечитываю Н.А.Куна – «Легенды и мифы Древней Греции». Фоном бурчит радио – новости. И знаете что? Постоянные совпадения!! Кто-то кого-то убил, кто-то обиделся и отомстил, драки, раздоры, самоубийства, войны, подкупы, интриги.

И… боги сверху наблюдают, переживают, иногда вмешиваются, иногда ссорятся между собой. И ссоры богов отмечаются всплесками насилия и смертей. Такая вот Древняя Греция.

Тюремные хроники. Настроение

Да, у меня тоже бывает плохое настроение. Но недолго, и всё равно заканчивается смехом.

Например. Сижу, разбираюсь в документах по уголовному делу, смотрю тексты законов, пишу. Злюсь. Абсурд, беспредел, коррупция, подлость, глупость, продажность – все эти слова относятся к ситуации с преследованием Кооператива и заводят, бесят, злят, огорчают и т.д.

И тут начинает щёлкать замок камеры – кто-то идёт по нашу душу. Встаю из-за стола и начинаю в голос возмущаться: да что такое! Могут меня хоть в тюрьме оставить в покое! Какого чёрта работать не дают! Достали уже со своими посещениями! Тюрьма называется! Проходной двор!

Короче, все смеются, плохое настроение заканчивается.

Сложности

Сижу за столом, стиснув зубы. У меня несколько минут, прежде чем боль отправит меня на койку. Внутренние голоса весьма разнообразны: к цинику, романтику и аналитику добавился медицинский закадровый голос, использующий все известные медицинские термины, чтобы сбить меня с толку.

Пишу сдержанную докладную начальнику СИЗО, пытаясь не свалиться в упрёки и эмоции. СИЗО тут ни при чём. Я просто… не убереглась. Видела сегодня себя в зеркале. 12 дней нездоровья украсили меня аристократической бледностью. Зато в пограничных состояниях чудесно ищутся свежие решения старых проблем.

Всё в жизни к лучшему, и это пройдёт.

Шах и мат

Мат в камере – обычное дело. На первый взгляд – непреодолимое. Но, как говорится: «Нет ничего невозможного для человека с интеллектом». Задачка имеет пошаговое решение.

Вначале просто реплики, ни к чему никого не обязывающие: «ну давайте хоть утром без мата», «за едой только не надо вот матом ругаться», «не надо на ночь глядя-то».

Следующий этап – фраза: Дамы матом не ругаются.

Задача: сделать её присказкой. Как только это сказал кто-то, кроме меня – уже победа.

Ну и по мере роста авторитета достаточно только поморщиться при мате в сторону виновницы, чтобы она была повнимательнее.

Оно работает. Медленно, но верно.

Это тюрьма, детка.

Счастье дышать

Перевели меня в некурящую камеру. Это счастье, скажу я вам – дышать. И дышать. И вообще дышать. Утром вдруг почувствовала – насколько вся одежда пропитана табачным дымом. Придётся всё перестирывать. А жизнь-то налаживается!

Узбечек, правда, здесь нет – а я только начала разбирать отдельные слова в их говоре.  Ничего, пока буду повторять изученное. Зато тут есть русско-испанский разговорник! Испанский язык мне всегда нравился. И похож на «родной» французский. Будет интересно.

Сто дней. Тюремные хроники

Пролетели сто дней с момента ареста. Очень насыщенные сто дней. Можно поставить промежуточную точку и зафиксироваться. Промежуточные выводы:

  1. Жить можно и нужно. Уважение окружающих – лишь следствие уважения к себе.
  2. Суды могут мало, но по кусочкам можно набрать необходимое. Правоохранительную систему надо почистить. Здоровые элементы там есть.
  3. Друзья и близкие перетряхнули свой состав. Много неожиданностей, но стало проще. А ещё тюремные связи сулят интересные перспективы.
  4. Остановка, переосмысление, анализ и планирование. Тюрьма – замечательное место для этого.
  5. Потребностей у человека значительно меньше, чем он думает.

Примерно так

Тюремные хроники. Мотивация

Тюрьма – великолепный мотиватор. Помню, когда Розенбаум писал альбом «На плантациях любви», он запер себя в одной из гостиниц, запретив тревожить. Слышала про специальные туры в хижину, где один, никто с тобой не разговаривает, только еду приносят.

Про экстрим с пребыванием в платной тюрьме последние несколько лет пишут много. Выводы делайте сами.

Толпа бездельников

Мы – толпа бездельников. Запертые в четырёх стенах. По разным причинам. Мы висим на шее у государства, чьи сотрудники в чём-то нас обвинили. Мы, в подавляющем большинстве, абсолютно не опасны для общества.

Домашний арест полностью закрывает требования закона к изоляции обвиняемых, пока идёт следствие. Но следователи как будто мстят детям и родителям. Дома волнуются близкие, отрывают от себя еду, вещи, время, эмоции. Они ни при чём в наших взаимоотношениях с сотрудниками органов, но страдают, в основном, они.

Мы не делаем ни-че-го. Есть, спать, гулять. Нас следовало бы запереть дома и предоставить самим заботиться о себе. Но мы сидим здесь. На шее у государства. В четырёх стенах. Мы – толпа бездельников. Такие вот ощущения.

Подушка

Подустав от взаимоотношений с тюремной подушкой, решила кардинально избавиться от этой проблемы. Подушка напоминала мешок с камнями, которые не поддавались дроблению. 🙂

Раздобыв ножницы и иголку, приступила к делу. Распорола шов и вытряхнула содержимое. А ещё говорят, в тюрьме впечатлений не хватает! Они просто не знают – где искать.

Когда-то в местном СИЗО был швейный цех. Вполне логично, что в подушке оказались отходы этого швейного производства. Со временем масса свалялась в плотные комки, размером с детский кулак, так что на предмет, обеспечивающий спокойный сон, сия подушка походила мало. Скорее, была похожа на тренажёр для сохранения бдительности во сне.

Несколько часов работы параллельно с воспоминаниями о Мамлакат Наханговой (пионер-герой, отличившаяся на сборе хлопка), и моя замечательная подушка стала походить на пуховую. Надеюсь на хорошие сны.

Гимнастика для глаз

Газета в тюрьме – редкость, хотя не запрещено. Читаю.

На переезд правительства СПб из Смольного требуется 20 млрд руб. Глаза широко раскрываются, представляя эту горку. Может, дешевле купить новое?

В Российской армии возрождают политруков. Поочерёдная работа с веками – прикрывая-открывая глаза – попытка осознать цели и задачи замполитов в нынешней обстановке.

Дагестан – чистка элит. Глаза закрываем, представляя дальнейшую перспективу с таким стартом.

СПЧ (Совет по правам человека) выступил против арестов в зале суда. Кулаками трём глаза, пытаясь поверить в реальность этого. Почему-то не ожидалось от СПЧ такого уровня адекватности.

Бизнесменов, скрывающихся в Британии, зовут обратно в обмен на прекращение уголовного преследования. Чередуем взгляды – на небо с облаками и – на решётки с нарами. Вот как! Не сбежавшие не интересны.

Ткачёв – суперлатифундист. 640 тысяч га – не шутка. Вращение глазами по часовой стрелке и против. Капитал обеспечивается властью. Безграничность сопоставима. Отличие планов кооператива «Семейный капитал» от реализованного некоей империей – два основных: кооператив – за развитие территорий, а не убийство деревень агрохолдингами, и второе: всё имущество – земли, заводы, магазины и прочее – принадлежит пайщикам. Почувствуйте разницу. Крепко стиснуть веки и подержать так, сохраняя спокойствие.

Реформа судов. Расслабляем лицо. Веки прикрыты. Медленно дышим, обретая надежду на лучшее будущее. Это была газета «Наша версия» № 6/2018.

Планы

Уголовный кодекс – настольная книга. Периодически перечитываю. У нас замечательные законы. У уголовного кодекса есть возможности для совершенствования, но и в этом виде он может многое.

Выписала номера статей, по которым собираюсь привлечь следователя к ответственности. Вот они: 127, 128, 201, 285, 292, 293, 297, 299, 301, 302, 303. И мне есть – чем доказывать его деятельность, похожую на преступную. 🙂

Ст. 19 Конституции Российской Федерации даёт мне надежду на успех. У меня есть время сейчас для этого. Всё у нас получится. Это наша страна. И те, кто не уважает законы этой страны, кто делает жизнь в этой стране хуже – должны нести за это ответственность.

Не бывает действия без последствий

Когда вы совершаете что-либо, думайте, как это отзовётся во времени и в пространстве. Не бывает действия без последствий. Когда вы плохо говорите о ком-то, вы меняете его в худшую сторону. Когда вы боитесь или лжёте, то создаёте страх и превращаете ложь в реальность.

Бернар Вербер «Дыхание богов»

 

Мир тюрьмы усиливает как недостатки, так и достоинства. Чёрно-белый тренажёр. И генерируемое здесь добро очень быстро даёт результаты

Мир тюрьмы усиливает как недостатки, так и достоинства. Чёрно-белый тренажёр. И генерируемое здесь добро очень быстро даёт результаты.

Система

Система нуждается в свежей крови, иначе она обречена.

Яйцеклетка выбирает тот сперматозоид, чья генетическая формула больше всего отличается от её собственной.

Бернар Вербер «Империя ангелов»

История и современная цензура

Читаю Пикуля. Если вспомнить историю, то Россия много раз спасала и Европу, и Америку от больших проблем. Сколько войн предотвратила Россия, сколько стран спасла от разорения. Только. есть ли что вспомнить нынешним молодым, которые и в библиотечном каталоге запутаются. Что уж говорить про историю.

Так отныне действует цензура. Не запретами, а перенасыщением. Лавина пошлости погребает под собой всё, что могло бы представлять интерес для публики.

Бернар Вербер «Империя ангелов»

В мире животных

Перечитала ещё раз правила содержания животных в тюрьме. Животных содержать нельзя. Ладно. Птиц, видимо, можно. 🙂 Но клетки нет в списках разрешённых предметов. Подумала ещё немного и объявила сокамерницам о своём горячем желании завести. змею! Клетка ей не нужна, да и не животное оно ни разу. Представили себе жизнь со змеёй и разные ситуации. Смеялись весь день. Змейские планы повеселили. Не место красит человека.

Если приходится всё начинать сначала

У нас сейчас как в том анекдоте «Всё было». :)) Но это не пугает. Впереди – гораздо больше.

У человека есть одно замечательное свойство: если приходится всё начинать сначала, он не отчаивается и не теряет мужества, ибо он знает, что это очень важно, что это стоит усилий.

Рэй Брэдбери, «451° по Фаренгейту»

Вечная история

Был такой человек – Савва Мамонтов. Создавал первую в России сеть железных дорог. Строил, выкупал и реконструировал заводы. Решил создать концерн для объединения в одних руках всего цикла: от производства техники и рельсов до строительства, собственно, дороги.

А дальше? Оказался под арестом по обвинению в незаконной передаче средств из одного предприятия в другое.

Суд оправдал Мамонтова, но на свободу он вышел банкротом.

Принадлежавшие ему железные дороги отошли казне – именно на этом погрели руки нечистоплотные чиновники, прикрываясь интересами государства. А между тем развитие России было серьёзно приостановлено этим судебным процессом над Мамонтовым. Ничего не напоминает? Есть многое на свете, друг…

Запреты и логика

Эти два понятия в СИЗО не дружат от слова совсем. Зайду с козырей: нельзя иметь одноразовую посуду. И это смешно. Во-первых, есть гораздо более опасные разрешённые предметы, а во-вторых, в наборах, которые выдают заключённым при поездках в суд, есть одноразовые ложки и стаканы. Наборы выпускаются специально для тюрем. И представьте, как забавно наблюдать извлечение из них «запрещённых предметов».

Запрещена стирательная резинка. Притом что простые карандаши допустимы. Спросила начальника СИЗО – почему? Ответ замечателен: стирательные резинки можно использовать для изготовления печатей и штампов (!!!). Блеск! Да если понадобится – я из огурца печать сделаю! Только тссс. А то огурцы запретят.

Свёкла запрещена. Основание: требует термической обработки. А я, кстати, тут не единственная, кто любит сырую свёклу.

Про запреты буду периодически восхищаться, а пока – точилки запрещены! То есть карандаши иметь можно, а точить их нельзя. Притом что у всех всегда карандаши заточены.

Всё уладить

Всё уладить с помощью зонта действительно можно. Особенно если творчески подойти к процессу.

После общения со всякими убийцами эта песня в исполнении Долиной в тюрьме звучит как никогда свежо.

Тюремный огород

При передачах овощи режут, что со страшной силой мотивирует их к прорастанию. Но проращивание лука и чеснока сотрудниками «не приветствуется». Могут отнять и выкинуть. Тут забавно. Через некоторое время огород переходит в категорию еда-зелень и уже не вызывает эмоций при обысках.

Нашла решение: контейнер с водой, в нём – губка для мытья посуды. На губке чеснок чувствует себя превосходно – не гниёт и сосёт воду.

Вкусно и глаз радуется.

Радости жизни

Окно моей камеры выходит на север. Солнца нет и не будет. В прогулочных двориках – высокие бетонные стены, узкое пространство – туда солнце тоже не достаёт. Простые радости связаны с волей: письма, передачи, посылки, свидания. Но это есть не у всех. Самый простой путь – искать радости во сне и в еде.

Большинство идет этим путем.

Сделайте паузу. Подумайте – какой источник радости вы сможете найти в маленьком замкнутом пространстве при практически полном отсутствии ресурсов извне.

Есть два источника радости, не зависящих от поступлений и доступных всем и всегда. Всё просто и банально.

  1. Физические упражнения.

Помимо общеизвестного появления эндорфинов вследствие движений физические упражнения решают огромное количество чисто тюремных заморочек.

Целеполагание – задать себе физические параметры и к ним стремиться – отличное лекарство от депрессии.

Занятость – долгие свободные часы легко пролетают.

Статус – занятие физкультурой, особенно постоянное и упорное, повышают статус в камере – иногда не сразу.

Настроение – в здоровом теле здоровый дух – это понятно.

Здоровье – зачастую физические упражнения – это не только самый надёжный, но и единственный способ сохранить здоровье. И многое другое.

  1. Интеллектуальное счастье.

Тут все виды удовольствий: хорошая книжка, разгаданная загадка, созданный текст, решённая задача, творчество и т. д. И пара цитат напоследок.

Долг каждого человека – культивировать в себе чувство радости.

Б. Вербер «Империя ангелов»

Если настало время злых чудес – надо найти в себе мужество остаться добрым. С. Лукьяненко. «Черновик».

Душ

Название соответствует процедуре, но не суть. Никакого душа здесь и в помине нет. Восемь труб диаметром три четверти дюйма извергают струи воды непредсказуемой температуры. Хотя извергают только четыре. И хотя большие камеры ходят партиями, труб на всех хватает не всегда. Это не вина СИЗО, а беда. Особое искусство – настроить температуру воды. Стоит кому-то даже дотронуться до крана – меняется всё и у всех. Время на душ – 15 минут. Этого вполне хватает, чтобы помыться, меньше не бывает. Страшнее, когда тебя в душе забывают. По тому что если не стоять под водой – холодно, а слишком долго стоять под жесткой струей, и к тому же с нестабильной температурой – весьма некомфортно.

Но несмотря на все эти мелкие неудобства, душ – одно из самых светлых событий недели. По-прежнему пока остается загадкой запрет на кондиционеры для волос. И уже почти не трогает, что в местном магазине гели для душа только мужские. Что такого? Подумаешь – тюрьма женская. После душа в камерах кипит жизнь: стирка, маникюр, педикюр (плевать, что нет маникюрных ножниц и щипчики для ногтей тоже не принимают в передачах). А вечером приносят свежее белье. Первая встреча новичка со свежим бельем – всегда смешно. Но потом начинаешь ценить не цвет и форму, а просто чистоту. И вечер банного дня обычно спокойный и умиротворенный.

Секреты домушников

Тюрьма – просто кладезь полезной информации. Общались тут с… домушницей. Про мастер-класс по открыванию замков подручными средствами рассказывать не буду. Главное – другое. Чтобы вскрыть любой замок, необходимо знать один секрет. Предельно простой: не надо бояться неудач. Что бы у вас ни оказалось в руках, вы должны быть уверены, что именно эта штука служит ключом для этого замка.

Кстати, я не призываю открывать чужие замки. У каждого бывают проблемы со своими.

Забавно, но когда на следующий день на прогулке я подошла к двери дворика с твердым намерением подружиться с замком – дверь просто открылась передо мной.

Чётки

Женщины не так агрессивны, более спокойны и сообразительны. А способность к деторождению позволяет им нести энергию жизни и добра. Вербер

 

Экспериментировали с созданием чёток. Пришлось признать, что цивилизация зеков-мужчин ушла вперёд. Хорошо, что они немного рассказывали о технологии процесса. Быстро движемся к мастерству. И исключительно в рамках правил.

Молния

Рассказали мне тут о реакции одного мвдшника на мой сайт: «На месте следаков я бы гнал её из тюрьмы немедленно. Было ошибкой её арестовывать, теперь за их погоны – гроша ломаного не дам».

Легально и нелегально

В тюрьме никак: подстричься, сделать ксерокс, купить Уголовный кодекс. Но зато спектр нелегальных возможностей практически неограничен. Мне тут рассказали, как заказать убийство. И недорого. Скидки на опт. Ха! А я тут о цветных карандашах мечтаю. Детский сад!

Их разыскала милиция

Тюрьма – режимное учреждение. Очень режимное. Фотографий отсюда нет. Но думаю, что они были бы шоком.

Матрасы толщиной в пару сантиметров, тюремные буханки хлеба, часто подгорелые, сломанная сантехника, бетонные полы в подвалах, где многие часы девчонки ждут выезда, очереди в бюро передач и на свидание, баулы с дамским романами в коридорах – пришла библиотека, кусочек неба из окна за решеткой, бетонные мешки в прогулочных двориках…

Но это не самое страшное. Люди. Очень разные люди. Женщины, девушки, бабушки. Нестриженые, неухоженные, часто в одежде не по сезону, бодрые и с потухшими глазами, задорно смеющиеся и безнадежно заплаканные, крепкие и с трудом держащиеся на ногах.

Можно добавить портреты арестанток тут и на воле. И спросить у следователей – вы этого хотели?

Собачник.fm

В тюрьме есть много каналов связи. Сегодня об одном из них. Поездка в суд или на ИВС (Изолятор временного содержания) для проведения следственных мероприятий всегда идет через «собачник».

Рано утром, еще до завтрака, людей забирают из камер и помещают в одну большую камеру в подвале сборного отделения, попросту называемого – «собачник». Бетонный пол, «очко» в углу, маленькое окошко под потолком. Народу может быть по-разному. Когда-то и пять человек, а бывает и около тридцати. Кипит беседа. Новости, сплетни, приветы, обмен горячей информацией, полезные знакомства. Подельников, конечно, сажают раздельно, это и не важно.

Человека, который возвращается в камеру с суда, с нетерпением ждут. А поскольку поездки происходят каждый день – вести по тюрьме расходятся быстро.

 

Кирпичный снег, или Ода кирпичу

Во двориках питерского женского СИЗО крыша из арматурной решетки покрыта мелкой сеткой, а поверх еще и «егоза» (это такая проволока колючая, если кто не знал). Ну да – вдруг Карлсона доведется посадить.

Сильные снегопады засыпали эту чудо-крышу, во дворике стало темно и уныло. Такого уюта нам хватает и в камерах, а потому мы гуляли молча, поглядывая наверх в мечтах о небе. И вдруг… из стены падает кирпич. Ага, женские мысли имеют страшную силу.

Что делают женщины, увидев упавший кирпич? Правильно, кидаются к нему, ласково и бережно передают друг другу этот драгоценный камень для любования. Налюбовавшись, вспомнили одну из тюремных аксиом: всё, что не привинчено, является инструментом для достижения цели. Цель была высокая и светлая. А потому мы стали кидать кирпич вверх. Он весело стукался о сетку, падал обратно и покрывался волшебным пушистым снегом, осыпавшимся с крыши. А в клеточках сетки появлялось ярко-голубое небо.

Это было настолько красиво, что отношение к кирпичам изменилось навсегда.

Никто из поэтесс с нами не сидит, поэтому великая русская литература останется без Оды Кирпичу, но его полёты, дарящие свет, навсегда останутся в наших сердцах.

Тюрьма и возраст

В тюрьме нет возраста. Поначалу мне было это непонятно. А как же уважение к старшим и т. д.? Но в тюрьме ничего не бывает просто так. Больные и немощные – отдельная тема. Со временем стало понятно и про возраст.

Возраст сам по себе не является ценностью. Значение имеют опыт, ум, сила, психологическая зрелость. В тюрьме ты значишь ровно столько, сколько заслуживаешь. И возраст тут ни при чём.

Путешествие из Петербурга в Москву…

Вот и закончилась питерская тюрьма для меня пока. Дело переведено в Москву, и обвиняемых отправляют туда же. Ладно, всё

в жизни к лучшему. А ещё ведь и поездка – новые впечатления!

Рано поутру нас забрали из камеры. «Собачник». Куча формальностей, и мы двинулись в путь. Автозак, конечно, жесть-машина. Всё-таки не привыкну к попыткам развить у меня в клаустрофобию. «Стакан» полметра на полметра, высотой 1,7 м, со всех сторон железный до потолка. Что-то всё-таки не так в этом. Не прошло и четырёх часов, как мы добрались до вагона. Да-да, легендарный Столыпин. Практически купейный вагон, просто много решеток и всё из металла. Что нужно сделать, войдя в вагон, состоящий из металлических изделий? Правильно, хорошенько двинуться головой обо что-нибудь. Успешно с этим справилась. Три яруса полок. И очень-очень узенький проход перед ними. Народу было мало, поэтому разместили по одному. Терпимо.

Дальше – об интимно-математическом. Вот мне интересно, сколько процентов женщин способны справлять нужду в полной тишине, в полуметре от мужчины с пистолетом, который по долгу службы тщательно прислушивается? Нет, я понимаю, что мужчин к физиологическому эксгибиционизму приучают с детства с помощью подсобных предметов (подворотня, дерево и др.), но у женщин процесс более замысловатый. А ещё вдруг мелькнула мысль, что Путин в незнакомые туалеты тоже вынужден ходить с охраной. На мысли о президентском уровне обслуживания и остановилась

Следующий этап моей столыпинской жизни назывался «Спокойной ночи». Всё железное. Помните? Матрас тоже. Ха-ха. Шучу. Матраса вообще не было. Когда-то в общаге физфака мы спали на полу без матраса. Не помню, чем был вызван этот рахметовский задор, но считалось круто. Разница выявилась почти сразу – комната в общаге не мчалась по рельсам, качаясь и подпрыгивая. От серьезного избиения скамейкой меня спасли зимние штаны и пуховик – смягчали удары. Побитая, но крепкая и помолодевшая, встретила рассвет.

Привычно восхитилась изобретательностью правоохранительных органов по превращению здоровых в больных на ровном месте. На ровном железном холодном месте. День в вагоне прошел спокойно. Три раза кипяток, три раза туалет. Всё логично. Следующее утро встретила уже в Москве. Мороз, солнце, —15.

Но это уже совсем другая история.

 

 

 

Поделиться ссылкой:

0